Причины разочарования в фэнтези


 

 

 

 

Назад

Английское слово «fantasy» транскрибируется по-разному, какая-либо фиксированная норма пока не приживается. Поэтому ради простоты, дабы избежать лукавого мудрствования, будем говорить «фэнтези». Сей когда-то популярный жанр, более менее чётко отделившийся от фантастики, в наше время превратился, скажем мягко, в неведомо что. Как следствие, упал спрос, поредела целевая аудитория. Попробуем (всего лишь попробуем, без претенциозности) разобраться в причинах.

Суть вкратце

Жанр не просто так наименован «fantasy», то бишь «фантазия». От автора требуется изрядное проявление этой самой фантазии. Поскольку канон гласит, что действие происходит в совершенно ином мире, который нужно изображать детально, продуманно, достоверно.

Иными словами, в фантастике действо может протекать в тривиальной городской квартире, с обыденным антуражем, в знакомом мире. А для фэнтези изготавливается нечто иное. Обычно — вроде варианта Средневековья. С рыцарями, крестьянами, купцами, стражниками в доспехах, драконами, арбалетами, колдуньями, копьями и прекрасными дамами. Традиционные элементы: эльфы (более менее устоявшийся типаж), гоблины (разных пород; всякие орки, например), тролли (тоже разнокалиберные), гномы (наиболее «стандартизированы», пожалуй), волшебники, плюс ещё какие-нибудь оригинальныеы существа (фантазию проявить полезно и в этом).

Поскольку невозможно вечно эксплуатировать традиционные, классические фабулы и обыгрывать вариации практически тех же сюжетных структур, фэнтези начали скрещивать с совершенно сторонними жанрами.

Как это было

Было это, наверное, так. «В фэнтези есть магия? А как же!» — думает автор. — «Значит, жанр — мистический!» И давай вставлять в выдуманный мир как раз то, что классифицируется как мистика, — вампиров. Поначалу традиционных, кровососущих, выползающих на закате из гробов, а потом и энергетических.

«Ах, так в фэнтези есть вампиры!» — производит мыслительный процесс второй автор, почитав нетленку первого. И давай вместо — внимание! — построения нового мира битком набивать вурдалаками наш.

То есть, представьте себе, концептуальный канон, определяющий саму суть отличия фэнтези от сказки, от фантастики, от иных направлений был попросту проигнорирован. Хорошо ли это?

С точки зрения вливания, тривиально выражаясь, свежей крови в жанр — хорошо. Экспериментировать нужно. На то и творчество.

Однако подменять понятия — ох как плохо! А мы видим именно подмену: фэнтези превратили в мистику. Или, если угодно, мистику обозвали фэнтези, вставив парочку традиционных элементов — сугубо для виду. Или даже не вставляя никаких драконов с эльфами, ограничившись лишь вампирами. И, конечно, не напрягая мозг в попытках выдумать новый детальный антураж. Сойдёт и обыденный столичный город нашего времени, с автобусами и метро.

Вот и получилось, что на повествования о всякой сосущей нечисти беспардонно налепили коммерчески заманчивый ярлык «фэнтези» (иногда определяя поджанр как «городская»). Красота: теперь к этому жанру относится всё подряд, где хоть один упырь наличествует. Стараться и проявлять креативность, творить миры больше не нужно.

Как всё сейчас

Конечно, есть авторы (что радует, и среди начинающих), стойко исповедующие (снова выражаясь тривиально) классические каноны, школу «меча и магии». Они-то проявляют и фантазию, и креативность, ничуть не боясь обвинений в эпигонстве. (А обвинений полно. Мол, «чистый» жанр играется со стандартным, постоянным набором элементов, ну и et cetera, как говорится.)

Но такие авторы-ортодоксы, увы, годами сидят безвылазно на Самиздате. Даже если печатаются, то редко бывают замеченными. Зато саги о девушке-подростке в сумерках, полюбившей юношу-вампира, — это, видите ли, не мистика, коей является по сути. Это теперь фэнтези такая. Ни нового мира, ни волшебников с феями, ни эпических походов и битв, ни ни меча, ни магии, ничегошеньки нет. Но покорному потребительскому народонаселению велено идентифицировать жанровую принадлежность именно так.

К чему всё идёт

Всё идёт к тотальной дискредитации обсуждаемого жанра. К примеру, классические произведения Джона Толкина и Клайва Льюиса можно читать и детям, и верующим. А мистика, выдаваемая за фэнтези, той же аудитории может не подходить, ибо разница ну слишком уж вопиющая.

Старшеклассница, просящая продавца книжной лавки подобрать ей чтиво, что-нибудь из фэнтези, рискует получить не нравящуюся ей мистику — вовсе не то, на что надеялась. Вследствие чего разочаруется в фэнтези как таковой.

То есть, резюмируя, предпосылки для разочарования — описанная выше подмена. Фактически — обман. Вот спрос и падает, целевая аудитория редеет. Это лишь начало, ведь адепты «меча и магии», авторы классической школы, попадают к массовому читателю не так часто, а уж об экранизации даже не мечтают.

Опять же: хорошо сие или плохо? Может, жанр действительно себя изжил и пусть лучше зачахнет в невостребованности? Нет, не лучше. Потому что он — культурное достояние, без преувеличения. И неравнодушные к нему могут лишь одно — поддерживать авторов, не занимающихся подменой.

Назад

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Авторское право © Softrang.ru